Skip to Content

Предвкушение

Из предисловия к книге 2013 года "Поэзию любят красивые люди". Избранные стихи из книг "Былинок"

Гениальным поэтам ставят памятники, в их честь называют улицы и площади городов, корабли гордо несут имена поэтов на борту, выдающихся стихотворцев печатают огромными тиражами, включают их стихи в антологии, солидные энциклопедии, дома украшают мемориальными досками...

Но что делать творцам, которых Бог тоже не обделил талантом, однако возможности быть услышанным широкой публикой нет?

Удалённость от центра, отсутствие средств на выпуск книги, а чаще – скромность, нежелание мешать другим собратьям по перу. «Поэзия – это болезнь, как жемчуг – болезнь устрицы», - писал Г.Гейне.

Поэтому зачастую мы не знаем ни их имён, ни написанных стихотворений. Но поэт не писать не может – и пишет, заведомо зная, что никто его строк не прочитает: русская душа молчать не может. Вот строчки вологодского поэта Александра Романова +1999:

Меж взглядов и чужих, и наглых,
Распахнуто, весь на виду,
Иду, не печалясь о благах
С достоинством русским иду.
Мне трудно, мне горько – не скрою,
Но совестью не поступлюсь.
Не рвусь в показные герои,
А просто тревожусь за Русь. (№1,55)

Обычно человека помнят одно-два поколения. Это 30-60 лет. Помнят современники, вспоминают дети и внуки. А дальше – забвение… Но даже, если тебе повезло напечататься однажды, река забвения стремительно смывает имена. Не знаю, сколько стихов пишут в иных странах, но смело могу сказать, что Россия – страна поэтов; источник вдохновения не иссякает, наверное, потому, что мы привычно живём невероятно тяжёлой жизнью, которая всё время заставляет бороться, думать и искать выход из положения, как сказал поэт, с достоинством. А бьющаяся в голове мысль требует поделиться с людьми, излиться в словах и вырваться на бумагу. «Поэзия — порядок слов, который продиктован свыше. Его сперва поэты слышат, потом — кто слушать их готов». Юрий Максин, Вологодская область.

Вот и мне досталась доля высветить душу в девяти книгах «былинок». И после выхода в свет очередной книги на выставках подходили читатели с вопросом: «А почему в списке использованных поэтов нет указания на страницы, где напечатаны их стихи?» Вопрос правильный, ибо каждая книга впитывала в себя творения 300-400 поэтов. Всего в книгах оказалось 2585 стихотворений и фрагментов стихотворцев разновременья – от Ломоносова до недавно ушедших от нас поэтов-фронтовиков, - без различения наград и званий. Ставил то, чего требовала «былинка». Но указать страницы было невозможно потому, что наше «издательство» состоит из двух человек: автора и верстальщика. И безконечные вставки и исправления безпрерывно меняли количество страниц. Но долг перед читателями не давал покоя…

Я далеко не сразу решился взяться за, казалось бы, неподъёмную задачу подготовки к изданию 10-й, завершающей книги «былинок», в которой я выступаю в роли составителя избранных стихов из книг «былинок».

Хотя, на первый взгляд, задача виделась простой: выбрать из тысяч стихов лучшие, расположить по алфавиту, вызнать отчество, год рождения-смерти поэта, поставить рядом его фотографию – и переходить к другому. Но не зря в народе говорится: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги!» Оказалось, что получить сведения, даже краткие, на 1030 поэтов, отобрать 1770 стихотворений и более 970 фотографий – дело не одного человека, а целого коллектива. Ни литературные энциклопедии, ни справочники, ни сами книги поэтов очень часто не в силах помочь составителю-страдальцу. Даже поисковая интернет-программа Яндекс оказалась в недоумении и присылала предупреждения: «Нам очень жаль, но запросы, поступившие с вашего IP-адреса, похожи на автоматические. По этой причине мы вынуждены временно заблокировать доступ к поиску. Чтобы продолжить поиск, пожалуйста, введите символы с картинки в поле ввода и нажмите «Отправить». Яндекс.ру».

Одним словом, всё, что возможно, я с Божией помощью собрал. Но главное в книге – это стихи. Помяните запавших в сердце поэтов: многие из них прожили весьма короткую жизнь и трагически ушли в другой мир. Но их строчки живут и помогают нам оставаться людьми.

Не стёрлась ещё позолота,
Но слава слиняла давно.
Кто книгу в развал этот продал?
Но это не всё ли равно?

Безжалостна мёртвая Лета.
Был трепет и мысли полёт,
И всё-таки имя поэта
Плитой придавил переплёт.

Ой, сколько их музу любило!
Но мало осталось таких,
Чью к берегу славу прибило
Волнами столетий других.

Степан Щипачёв, 1899-1980

Друзья! Без малейшей жадности делюсь с вами поэтическим деликатесами. Вкушайте неспешно на пользу душевную. И пишите сами: творчество приближает человека к Богу.