Skip to Content

«Если жить исторической памятью, то любая беда нипочем…»

Под руководством Б.А.Орлова, председателя Санкт-Петербургского отделения СП России, 6 апреля 2015 года в Доме писателей ( Звенигородская, д.22) прошёл семинар студии «Метафора» Участники семинара познакомились с творчеством талантливого русского поэта Константина Рябенького (1945-2011). Он родился в Вышнем Волочке 8 сентября. С детства и на всю жизнь притягательным и согревающим сердце уголком Константина было Обрадово, деревенька на берегу Тверцы, километрах в пяти от Вышнего Волочка. В ней родилась его мать, Ольга Ивановна Лашина, жили дедушка и бабушка. Обрадово будет сопровождать его всю жизнь, постоянно возвращаясь к нему в поэтических строках:

Гармошкой вспыхнет радуга
В прозрачной синеве…
Погладь меня, Обрадово
По русой голове…

На семинаре студии «Метафора» присутствовали: Лаэрт Добровольский, Ольга Мальцева, Владимир Доронин, Олег Тихомиров, Наталья Авдеенко, Владимир Митюк, Константин Шатров, Марина Скородумова, Ольга Грунтова-Нефёдова, Елена Медведева.

В начале семинара Борис Орлов вручил Лаэрту Добровольскому Диплом III степени литературной премии «Наследники Победы», учреждённый в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне за стихи, посвящённые ленинградской блокаде.

Борис Орлов высоко оценил самобытность поэзии Константина Рябенького, поставил его в ряд с Николаем Рубцовым. Орлов был знаком с поэтом на одном из Всесоюзных совещаний молодых писателей. Им одинаково близка тема русской природы, чувство патриотизма, боль и переживание за судьбу России. «Нашей молодёжи навязаны чуждые ценности, молодые поэты мало пишут о главных темах, о глобальных проблемах Родины, а сосредоточены на себе, на суете», — подчёркивает Борис Орлов, отмечая серьёзность творчества Рябенького.

Так же, как у Орлова, на становление личности Рябенького большое влияние оказал его отец-фронтовик. Валентин Константинович Рябенький вернулся с фронта на костылях. В 1955 году он был направлен руководить отсталым колхозом Вышневолоцкого района, и семья Рябеньких с пятью детьми перебралась жить в деревню Зашишевье. В пятый и шестой классы Косте пришлось ходить в школу в деревню Старое за четыре километра. Деревня Зашишевье стояла на берегу огромного озера, - вспоминал Константин деревенское детство.

В рядах Советской армии он написал второе стихотворение (первое - в пять лет). В июне 1967 года в газете «Калининская правда» с вступительным словом Андрея Дементьева была напечатана первая подборка его стихов.

Трудиться К. Рябенький начал в Вышнем Волочке еще до службы в армии. Был шофером (1964), токарем (1965-67). Вернувшись на гражданку, пошел в грузчики (1967-71), затем снова шоферил (1971-75) и был грузчиком (1975-89). Довелось ему побывать сторожем, вахтером… Но поэтом он был всегда и всюду.

В 1975 году Константин принял участие во Всесоюзном совещании молодых писателей, где был замечен «на семинаре, которым руководили маститые поэты Дмитрий Ковалев, Василий Казин, Сергей Викулов и Николай Тряпкин, и прошел под «первым номером». По итогам совещания был издан сборник «Поколение». В него вошла и первая книга Рябенького «Колосятся дожди». Активно посодействовал в этом Николай Старшинов, выдвинувший Константина на совещание от издательства «Молодая гвардия».

После московского совещания стихи Рябенького напечатал пользующийся тогда огромной популярностью патриотический журнал «Наш современник». Главный редактор Викулов прислал Константину в Вышний Волочек три номера. В одном из них, под портретом молодого поэта, была сделанная рукой Викулова подпись: «Константин! Верю в вашу поэтическую звезду! Надеюсь, что вы станете большим поэтом! Дерзайте! Пишите чаще! Только, ради Бога, прошу Вас, не подводите меня, пожалуйста! Ваш С.Викулов». Появились внушительные подборки стихов молодого поэта в двух номерах журнала «Аврора». Наконец, в 1980 году в издательстве «Современник» в серии «Русское поле» вышла и самостоятельная книга Рябенького Снегириная ветка». Наверное, не зря Сергей Викулов написал ему «не подводите меня…» Видимо, немало испытавший на своем веку, он ощутил какой-то внутренний надлом в душе Константина. Он как в воду, глядел.

«В 1977 году начинается черная полоса в моей жизни, - отмечал Рябенький. - В мае умирает моя мама. 5 декабря я ломаю ногу и по справке гуляю три месяца без денег. От меня уходит любимая женщина. Я остаюсь один. Вхожу в «загул», который продолжается без малого целый год. За все свои ошибки, заблуждения, прегрешения, падения К. Рябенький судил себя непредвзято и строго:

Жизнь неправедную вел.
Сам стонал от бед.
Гол остался, как сокол,
Хвор, разбит и сед...
И бывалые врачи,
Осмотрев меня,
Хмурят брови, как сычи,
Среди бела дня.
«Аз воздам…» - звучит в ночи.
Господи, прости!
Если знали бы врачи
Все мои пути!
Переносит стойко плоть
Горькое житье.
Про меня один Господь
Только знает всё.

"Поэт пережил несколько инфарктов, получил инвалидность, испытывал безденежье. Жулики лишили его квартиры, но через суд её удалось вернуть. Первый раз он женился еще до службы в армии. А всего в его жизни было три официальных и неудачных брака. Кто виноват, что они не сложились, нет смысла судить. Дело прошлое и личное. Скажу лишь, что от трех браков у Константина Валентиновича остались трое давно уже взрослых детей - дочь Юлия (она живет с матерю в Твери и предоставила мне часть фотографий для иллюстрации очерка), сын Иван и дочь Виктория. Они наградили своего отца шестью внуками», – пишет о поэте друг и библиограф Валерий Кирилов.
По-прежнему выходили его книги. Пик пришелся на 2000-е годы: «Черемуховые облака»» (2002), «Вечерний свет» (2003), «Соловьиный омут» и «Зарубки памяти» (2005)… наиболее знаковые: «Глоток журавлиного неба» (изд-во «Ванчакова Линия». 2008), и «Откровенный разговор» (изд-во «Альфа-Пресс». 2009), в которых с особой силой проявились талант и нравственная позиция Рябенького. Выход этих книг был незаурядным событием в тверской культурной жизни. Редькин отнес К.В. Рябенького к поэтам общероссийского значения, поставив его в один ряд В. Соколовым, Ю. Кузнецовым, Н. Рубцовым, Н. Тряпкиным, С. Викуловым, Ст. Куняевым, О. Фокиной, А. Прасоловым, Б. Примеровым, А. Передреевым. «Я без Родины не значу ровным счетом ничего» - эти строчки из стихотворения «Россия», которым открывается книга, передают суть жизненной и творческой позиции поэта. В книге «Глоток журавлиного неба» громко выражена патриотическая тема:

Спасти Россию нам дано,
и каждый русский - держит слово…
Нам не забыть Бородино!
Нам помнить Поле Куликово!

Как истинно православный человек, К. Рябенький видит и свою вину за то плохое, что вершится в России в 90-е годы:

Почему же неотступно
Ощущение вины
Перед всем и перед всеми?..
Разбрелося вражье семя
Да по всей святой Руси!
Боже праведный, спаси!

Однако обида и боль от вопиющих несправедливостей нашей жизни не ввергли Рябенького в безысходность. В целом книга «Откровенный разговор», как и ее предшественница, светится оптимизмом и неуемной жаждой жизни - «…добро отделяю от зла и чувствую всею душою: не зря меня мать родила», «Мне поможет детство справиться с судьбой», «Каплю жизни берегу я жадно», «И мне кажется: нет такой силы, чтоб однажды согнула меня»…Где истоки этой необыкновенной силы? В стихотворении «Бологовская земля» Константин Валентинович подчеркивает: «Если жить исторической памятью, то любая беда нипочем».

Трогают сердце стихи К. Рябенького, связанные с его детством. Картины далеких дней оставили сильные зарубки в душе родившегося в 1945-м Константина и, по прошествии времени они обернулись стихотворениями «В день Победы», «Баллада о пахте», «Баллада о маршале», «Послевоенная Луна» и другими. С нежностью любящего сына он пишет о маме:
Вышивала мама

Вышивала мама, вышивала,
создавая счастье и уют.
Вечерами так она певала,
как теперь, пожалуй, не поют.
Песня тихо тянется, как нитка,
и слова слагаются в узор:
то резная звякает калитка,
то туманный виден косогор,
то свистят малиновые сани,
голубые пляшут бубенцы,
то смеются: «Сами, мол, с усами!» –
молодые наглые купцы…
Бегает проворная иголка,
и мелькает розовая нить.
Вышивала мама долго-долго.
В песню душу силилась вложить.
Не жалела маленькое сердце,
а другим – прощала все грехи.
Спать пойдет, когда на полотенце
красные проснутся петухи.
То по голове погладит дочку,
то заглянет в зыбку: спит сынок!
И на песне так поставит точку,
будто бы завяжет узелок.

Чувством доброты, тепла, света, нежности пронизана любовная лирика поэта. В
поэзии Рябенького звучит неизбывная любовь к родной земле:

Тяга к родным местам

Все пройдет – любовь останется
к светлой родине моей…
Потому душа и тянется
в тень березовых ветвей,
где Тверца, как прежде, катится
в сплаве солнечного дня
в голубом прозрачном платьице.
За собой влечет меня
к неизбывному Обрадову,
что стоит на берегу,
у воды рождает радугу
и теряется в лугу.
Спят здесь дедушка и бабушка,
рядом мать погребена.
Посижу на скорбном камушке,
погрущу здесь дотемна.
Туча выплывет над кручею,
сердце чуткое знобя…
Я пойму, что жить мне – мучаясь,
красоту творить – любя…

Поэт ушёл из жизни 16 апреля 2011 года. Подобно многим русским поэтам, Константин предощущал свой уход, внутренне готовился к нему, переосмысливая в который раз свою жизнь. «Ушел из жизни талантливый поэт, человек доброй души и отзывчивого сердца. Память о нем в его стихах, которые в одном ряду с произведениями лучших российских поэтов ХХ века, его творчество не случайно сравнивают с поэзией Николая Рубцова. А таких единицы, несмотря на то, что Русь огромная», - отмечала «Вышневолоцкая правда».

Участники семинара расширили знания о современной русской литературе, открыли яркий поэтический талант Константина Рябенького, всецело служившего России и русской поэзии:
* * *
Я перестану думать о народе
Моем многострадальном лишь тогда,
когда меня во храме отпоете
и я отправлюсь в вечность, господа.
Но и тогда не стану бессловесным.
Вам будут говорить мои стихи,
что я влюблен безумно в эту местность,
что каждый день замаливал грехи
и врачевал израненные души
словами у народа своего,
и вырывалась боль моя наружу,
чтоб осудить всевластных мотовство.
Всем помогая выстоять и выжить,
хапуг и мракобесов победить,
я, как лимон, из кожуры был выжат,
но не смирил ни норов свой, ни пыл.
С народом горевал и веселился.
Пил горькую, седея от невзгод,
и падал в грязь, и под уклон катился,
и достигал заоблачных высот.
И, жизнь свою суровую итожа,
предчувствуя нежданный свой уход,
молю я об одном: «О, святый Боже,
спаси многострадальный мой народ!»

Автор: Ольга Мальцева