Skip to Content

Вспоминая Светлану Молеву

На секции поэзии Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России состоялся вечер памяти поэтессы Светланы Молевой. Ей 7 ноября исполнилось бы 65 лет. Не стало Светланы Васильевны в 2005 году, но она с нами.

Вечер вел поэт Валентин Голубев.

- Светлана, – напомнил он ее биографию, – родилась в семье, где любили и знали поэзию, в поселке Чихачево Псковской области. Писать стихи начала с детства. После окончания школы в 1965 году поступила на заочное отделение Литературного института, из Пскова переехала в Ленинград. На одном из литературных вечеров мы и познакомились. Стали общаться, оказалось, что мы любили и ценили одно и то же.

Первая ее книга стихов «Подснежник» сразу привлекла внимание читателей.

Чуткое отношение к поэтическому слову помогло ей стать редактором в издательстве «Лениздат», которому она отдала многие годы.

На вечере ее памяти выступили те, кто знал Светлану Васильевну. Поэт Анатолий Белов рассказал о ее работе над его первой книгой, выпущенной в кассете, о встречах в поэтическом клубе, которым руководила Элида Дубровина.

Михаил Устинов, муж и соратник Светланы Васильевны, представил посмертную книгу избранных стихов своей супруги «Дальний свет», в издании которой принимал самое деятельное участие, и прочитал несколько стихотворений из нее.

***

Летний вечерний покойный задумчивый час.
Тает, дрожит, исчезает серебряный крест.
Здесь мне покоиться тихо-претихо, Бог даст,
Благо пожить мне на свете оказана честь.
Благо все также цветы полевые звенят,
Благо все также струится родимая речь,
Благо была у меня и любовь, и родня, -
Было кого и оплакивать, и пожалеть.
Плитами, плитами крепится древний бугор.
В храмовой сини сирень опадает шурша.
Жаль мне оставить тебя, синеокий простор…
Не улетай, поселись недалече, душа!
Как я узнаю, светлы ли мои зеленя?
Как я узнаю белы ли снега на Руси?
Господи, кто-нибудь там попроси за меня,
Господи, кто-нибудь там за меня попроси…

Валентина Царева спела две своих песни на стихи Светланы Молевой. Алина Мальцева сказала: «Я мало с ней виделась, но эти встречи запомнились навсегда. Она мне подарила гранки своей книги «Единородное слово». Когда я их прочитала, поняла, насколько это обстоятельный труд».

Эту же книгу Светлана Васильевна подарила и мне. Уже после ее смерти я напечатала выдержки из нее в своей газете «Приневский край». Но для такого фундаментального труда – это капля в море.

«Единородное слово» («Слово об ариях») – это научное исследование древнейшего (X-IX вв. до Р. Х) памятника письменности этрусков, с так называемого, Перуджианского камня, который был обнаружен в итальянском городе Перуджиа. Это большая стела со всех сторон заполненная текстами.

«Этрусское - не читается», – говорили древние римляне, настолько было сильно то ли пренебрежение, то ли нежелание последующих народов, заселивших землю этрусков.

Но уже ближе к нашему времени ученые занялись переводом этрусских текстов. Какие только языки не брались за основу, вплоть до африканских, но, когда во главу перевода поставили русский язык, оказалось, что этрусское письмо заговорило русской речью.

Светлана Васильевна взялась за свое исследование, когда бомбили Белый Дом в Москве, в 1993 году. Так она выразила протест против унижения русского народа, который в очередной раз пытались стереть с лица земли. Но разве это возможно, коль корни русского древа так глубоки, что уходят во времена этрусков?

Читать «Единородное слово» увлекательное, но в тоже время нелегкое дело. Это по настоящему научное изыскание, но изложено оно в изящной и увлекательной форме, то есть и для широкого круга читателей, хотя книга привлекла внимание и специалистов. Вот только жаль, что она была уже сравнительно давно издана в Пскове и небольшим тиражом. Пора ее переиздать.

Со временем мы все больше понимаем, что Светлана Молева еще недостаточно раскрыта как поэт, и, конечно как исследователь. А по глубине народности поэзии ее можно поставить в ряд с великими мастерами слова земли русской, такими как Сергей Есенин и Николай Рубцов.

- Светлана Васильевна, – сказал Борис Орлов, – скорее всего, потому так рано ушла, что восприняла очередную трагедию своей страны очень болезненно, ведь именно женщины более чуткие в этом отношении.

В заключение вечера Ирэна Сергеева вспомнила о том времени, когда она написала рецензию на одну из книг Светланы Васильевны «Сто дней весны». Это был 1975 год, они были блистательно молоды и жили будущим, которое сейчас уже наступило, и где Россия, пусть медленно, но возрождается после очередного трагического потрясения.

На снимке: В. Голубев (слева) и А. Белов