Skip to Content

Стихи, будоражащие мысли

2011 год был продуктивным не только в Санкт-Петербурге, но и за его пределами, талантливого поэта Бориса Орлова. В столице России – городе Москве вышла его книга избранных стихов, благодаря целевой программе Международного сообщества писательских Союзов по поддержке современной профессиональной поэзии и прозы. Полиграфисты ООО «Издательства Дружба Литератур» постарались наряду с коллегами ОАО «Можайский полиграфический комбинат», чтобы литературно-художественное издание было приятно взять в руки даже самому дотошному читателю. Художественное оформление
книги Т.Головиной наверняка по достоинству оценит всякий, кто возьмёт избранное в руки. Каждый из 8-ми разделов предваряет рисунок – своеобразная расшифровка содержания. И хотя иллюстрации выполнены в чёрно-белых тонах, глаза на них обязательно остановятся, а твёрдая обложка – достаточно серьёзная гарантия долговечности книги, у которой неизбитое название «Лучшая погода – непогода». Не без основания считаю, что удачно подобрана и рубрика для изданий подобной серии. Она ёмкая по смыслу и содержанию применительно к текущей эпохе: «Поэзия: XXI век».

Избранное всегда предполагает лучшие произведения, которые особенно удались поэту и уже проверены временем, многократно озвучены в читательских аудиториях. Борис Александрович очень тщательно отбирал стихи для каждого из разделов. С этим утверждением, наверняка, согласятся читатели, пожелавшие продолжить знакомство с творчеством незаурядного поэта, чей внутренний мир богат, насыщен событиями не с чьих-то рассказов, а благодаря непосредственному участию в них автора. Как следует из аннотации к книге: «Традиционная по форме, его поэзия отражает широкий спектр представлений, вкусов и идеалов военной интеллигенции прошедшего и нынешнего веков. Данные строки бьют точно в «яблочко», в чём убеждаешься, вчитываясь в стихи Бориса Орлова – офицера-подводника, прошедшего суровую школу на Военно-Морском флоте.
О том, что поэт немногословен в стихах, мне уже приходилось ранее писать в рецензиях на его творчество. Полтора десятка поэтических сборников – неоспоримое свидетельство, что Орлов не мыслит свою жизнь в отрыве от отечественной литературы. Профессионал на литературном поприще, он уверенно движется к Олимпу, где уже имеет свою нишу, которую вряд ли сможет занять кто-то другой. Предельно точные строки стихов поэта суровы и мужественны, будоражат мысли читателей, вызывают позитивные ассоциации при знакомстве с его творчеством. И, тем более, при регулярном чтении очередных наполняют духовный мир, в котором поэт приглашает тех, кто тянется всей душой к настоящей поэзии, где приукрашиванию нет места.

«Душа России» – ёмкое название первого раздела, состоящего из 29 стихотворений. Заглянет и мы в душу Отчизны, воспетую Поэтом:

…Словно лампаду, Господь не гаси
Белую жизнь в Православной Руси…

…Ветер, гривастый кочевник,
Выпустил стрелы семян.
Из лесу вышла деревня,
Словно дружина славян…

Уже по нескольким строкам можно понять, что перед нами исконно русский Поэт. Через природу, дорогих сердцу людей, погоду… Борис Александрович, словно опытный проводник ведёт читателей в путь по России-матушке, образно показывает её неповторимую красоту, тем самым прививая любовь к ней, помогая в привычном увидеть вечное, заглянуть в прошлые столетия и понять, что Родина – главное в жизни чело-века, она – всё:

…Люблю дороги и леса,
Как братьев и сестёр.
Я искру посажу в ночи –
И вырастет костёр…

…Тихий полдень. Мягкая прохлада.
Вдоль дороги – пёстрый травостой.
Мама коз пасёт, а если надо, –
Лечит шустрых коз святой водой…

Трепетное отношение к близким людям говорит о том, что душа не юноши, но мужа не очерствела с годами. Он дорожит родными людьми и, даже потеряв их, живёт воспоминаниями, беседует с ними, словно с живыми, хотя прекрасно понимает, что человеческая жизнь коротка.

Отцу

…Из калитки ты шагнул в войну
С лёгкою котомкой за плечами.
И, как предки к правде в старину,
Шёл по ней и днями, и ночами.

В поисках всемирной тишины
Укрощал безжалостные доты.
И в Берлине вышел из войны
Через Бранденбургские ворота.

Дети фронтовиков особенно остро ощущают боль утрат, ведь понимают, что не вернись отцы домой с войны, их бы не было на свете… И горько, очень горько когда с утратой близких уходят в небытие и родительский дом:

…Холмы из головней. Немного от жилища
Осталось. Нету слёз, но в горле горький ком.
Стою… Не узнаю родного пепелища.
Всё кажется: душа сгорела, а не дом…

Образность стихов расширяет читательский кругозор, заставляет по иному взглянуть на привычные вещи, события и лишний раз убедиться, что поэты не такие люди, как все, ведь видят то, по чему обыватель лишь скользит взглядом. Подтверждение вышесказанному – строки:

…Сладко спит на Библии котёнок,
Словно нерадивый ученик…

…Раскалённый закат птичье небо поджёг…

…А голубь с оливковой ветвью –
Прозревшее сердце моё…

…Лёгкий дым, как будто сизый голубь,
Вьётся над кирпичною трубой…

…А реактор заглушу вручную…
Мирный атом – как домашний волк…

…Огнист рассвет-петух,
Мелькнувший из-за туч.
– Здоров ли русский дух?
– Здоров… Да спать могуч!..

…Душа России – русская деревня,
Где в каждом доме обитает Бог…

…Пригорки да овражки.
Болотцев изумруд.
К ним ёлки, как монашки
Вдаль сумерек бредут…

…Я сердце поднимаю против зла,
А «не убий» – во мне на первом месте…

…Мы в сердце, молитвой согретом,
Научимся святость беречь.
Струится спасительным светом
Алтарная русская речь…

Рассказывая о времени и о себе, поэт не забывает: всякий труд даёт человеку простор, а уж от его хватки зависит, кем он станет. Так и только так можно понимать смысл стиха-четверостишия:

…Нету к прозреньям доверья!
В сердце обида и страх.
Стыдно ходить в подмастерьях,
Трудно ходить в мастерах…

Орловых в России много, но поэтов с такой фамилией и, тем более известных, мало. Высоко автор этих строк ценит творчество поэта-фронтовика, горевшего в танке, Сергея Орлова, вошедшего в отечественную литературу и запомнившегося читателям, как автор знаменитого стихотворения «Его зарыли в шар земной». У тёзки по фамилии, Бориса Орлова, тоже есть знаковое стихотворение, известное многим. Это – несомненно:

…Чёрная подлодка.
Чёрная вода.
Чёрная пилотка.
Красная звезда…

Коротко и предельно точно нарисован словами портрет подводника. Автобиографично для Поэта не только это стихотворение, но и «Ещё кадит последняя надежда», окончившееся строками:

…И воином бывал и миротворцем…
Сгорело сердце угольком в груди.
А свечку пред Николой Чудотворцем
Поставлю на грядущие пути…

А также
…Не предавал Христа. И брата…

С заключительными строками:

…Мой стих пылает, словно факел:
Услышишь – душу обожжёт…

Проходных стихов в сборнике Бориса Орлова нет. В каждом есть глубокий смысл, а это дорогого стоит. Все стихи или строки из них невозможно процитировать, но путешествие по книге продолжим, заранее чувствуя, что и в других разделах скучно не будет. Маршрут ведёт в раздел «Под вымпелом святого флотоводца», в котором, если сказать кратко: звучат боль и тревога за судьбу нынешнего отечественного флота. Резкие обличительные строки, вне сомнения, отражают истинное положение в каком оказался наш некогда могущественный Военно-Морской флот, переживающий не лучшие времена, что ясно понимают в особенности ветераны, кому довелось нести нелёгкую, но почётную службу при талантливых флотоводцах XX века, держа при этом равнение на адмиралов из века XIX-го, таких, как Ушаков, Нахимов, Макаров…

Служба во флоте разительно отличается от службы на суше. Поэтому военные моряки испытывают особую трепетную любовь к земле, близким, оставшимся на берегу. И эта любовь часто присутствует в стихах поэтов, закалившихся в штормах, погружавшихся на субмаринах в океанские глубины:

…Грома, играя, чистят глотки.
На полушарии – весна.
Но в тесном корпусе подлодки
Мы – как ростки внутри зерна…

…Много суток ни заря, ни звёзды
Не ласкали напряжённых глаз.
Не запел в цистернах сжатый воздух –
Продувался весело балласт…

Неискушённый читатель быстро не сообразит, что такое происходит. А кто служил хотя бы срочную службу в подплаве, скажет: «Подлодка всплывает…» Погружения, всплытия «каждый подводник грезит одним желанием, чтобы всплытий было столько же, сколько погружений.

…Но тревога вновь задраит люки.
Рухнет на подложку тяжесть вод.
А земля устала от разлуки,
Нас вдали нетерпеливо ждёт…

На Севере суровая погода, скуден мир природы, но… Есть здесь своя неброская красота, если ты зорок и немного романтик по натуре:

…В тлеющем холоде осени
Лето сгорело дотла.
Стынут лишайника проседи
В тундре, как будто зола.
Может, поднятий потерями,
Жить научусь не спеша.
Но под косыми метелями
Не покривится душа…

Фрагменты ощущений поэта в период морских походов читатели найдут во многих стихах этого раздела, каких, как «Начало похода», «Атака», «В конце похода», «В отсеках ветры не свистят…», «Омыла нерпа в море ласты…», «Полярная ночь», «Литые волны хмурого залива», «Мы погружались, море безмерным…», «Акустик различает голоса…» и не только в них.
Орлов – поэт не одной темы, что является несомненным плюсом творческого человека. Более того, Борис Александрович и в маринистике успевает прямолинейно, без «эвиков» вскрывать сегодняшние нарывы поразившие отечественный флот в последние два десятилетия, когда утратилась его былая мощь. Острые строки стихов, словно торпеды, бьют точно в цель. Именно об этом стихотворения: «Наш корабль», «Указ или приказ – как вражеский фугас…», «Я – офицер нарушивший присягу…», «Умирал великий флот Союза…». Их не мешало бы прочесть сегодняшним командующим флотами.

…Россия, не зная курса,
Плывёт себе наугад.
Как первый отсек от «Курска»,
Оторван Калининград.

Не просвещён, не обучен
Вовремя наш экипаж.
И по борьбе за живучесть
Не проведён инструктаж.

Гибнет в подъездах и штреках –
Страшен кровавый след.
Но «осмотреться в отсеках!» –
Сверху команды нет.

Взрывчатка, ножи и пули –
Губит Россию братва.
Словно винты погнулись
Курильские острова.
(«Наш корабль»).

В стихе всего-то четыре четверостишия, а сколько глубокого смысла. В дополнение к полностью приведённому стихотворению стоит добавить не менее жёсткие слова из других:

…Уходит флот ржаветь на мели и глубины.
Я список кораблей прочёл десяток раз,
А раньше я не мог прочесть до середины.
Останки кораблей – вдоль русских берегов,
Но сраму ни они, ни моряки не имут.
Всё тайные враги.. а явных нет врагов,
И гибнут корабли трагичней, чем в Цусиму…

…Не на мостиках – на постаментах
Адмиралы встречают пургу…
…Колыбель океанского флота –
Этот город, врастающий в лёд…
(Строки о славном некогда г. Кронштадте. Прим. А.Б.)

…Умирал великий флот Союза –
Флаги со звездой срывал приказ.
Скатывались якоря из шлюзов,
Словно слёзы из ослепших глаз.

Уходили с палуб офицеры
На причалы, как на эшафот.
И надежды рушились, и нервы
Рвались. Погибал без боя флот.

Выбросили – и на барахолку,
И в металлолом, и под волну…
Умирал великий флот, поскольку
Был не в силах пережить страну…

О чём горюют ныне морские офицеры, успевшие сполна отдать долг Родине? О том, что холодная война проиграна с треском. Некоторые из присягавших СССР, теперь служат во флотах «независимых» государств – бывших союзных республиках. Интересным для читателей должно стать стихотворение «Акустик различает голоса…»:

…Наш экипаж зачислят в Небесах
В эскадру адмирала Ушакова…
В раю мы будем Родине служить
Под вымпелом святого флотоводца…

От раздела к разделу книги понимаешь, что Поэт остро чувствует боль, которая обязательно трогает всякого человека, живущего ныне. Эта боль за судьбу Отечества, за будущее его. Данная тема нашла яркое воплощение в разделе «Родина манит». Первое же стихотворение отражает действительность в ярких мазках:

…Родимый край… Но ничего родного
Не замечаю я в его чертах.
Сиреною голодная корова
Ревёт в хлеву. Трава гниёт в кустах.

Родимый край… Туда или обратно
проходишь – запустенье и бардак.
Но подвезти здесь могут за… бесплатно,
а в морду дать совсем за… просто так.

Идиллией явно не пахнет. Поэт опять не желает приукрасить нынешнюю жизнь, наверняка, ориентируясь по пословице: «Лучше горькая правда, чем сладкая ложь».

…Я был свидетелем заката
Страны рабочих и крестьян…

…Заводы ржавчина съедала,
В плен брал поля чертополох…

…В металлоломе серп и молот,
У звёзд обломаны концы…

Но не ради перечислений разрухи, поразившей страну, написано стихотворение:

…Бог попустил: брат предал брата…

Вывод сделан Орловым в заключительном четверостишии:

…Когда впадает память в Лету,
Нет у людей иной судьбы:
Уйдя от Божьего совета,
Все – господа… и все – рабы…

Те читатели, у кого совесть начала потихонечку дремать, должны встряхнуться. Стихи обжигают, призывают мысли к работе, а без неё не жизнь – прозябание. Читатели вряд ли пропустят стихи, что созвучны их собственным мыслям, ведь перестройка разрушила не только производственные объекты и выбросила миллионы людей на улицу, но и опустошила души. Поэт от имени обманутых, быстро разочаровавшихся в мнимой свободе и демократии нашёл верные слова, обличающие власть.

…Вся страна – и голоса, и леса –
Как нейтральная лежит полоса.
Вся пристреляна на звук и свет.
Вроде есть в ней жизнь, а вроде – и нет.

Широка моя страна, широка…
Нет народа – улетел в облака…

Вглядываясь в историческое прошлое, анализируя его и сравнивая с настоящим, заглядывая в будущее Орлов чеканит строки, про которые можно с уверенностью сказать, что в них ничего не надо прибавлять, не убавлять.

…Жить всё трудней, а выживать нет сил,
Утрачено стремленье к переменам…

…Красная гвардия. Белая гвардия.
Славное воинство. Русская драма…

…Вздувались ноздри, вздёргивалась бровь.
Страх подворотен. Самосуды улиц.
А те, на ком вина – невинных кровь,
В своей крови у стенки захлебнулись…

…Мы статуи без племени,
Нас ложью обожгло.
Мы слеплены из времени,
Которое прошло…

…Дичанье. Окна без огней.
Цинизм да шутки пошлые.
Когда всё сломано, видней
Грядущее и прошлое…

Актуальность поэзии Б.Орлова несомненна. Почаще бы другие поэты создавали произведения, относящиеся к гражданской лирике, так как такие стихи ныне особенно востребованы.

…Идеи красные и белые –
Бьют в лоб одни и те же грабли.
Не знаешь, что с тобою сделают:
Сожгут, взорвут или ограбят.
Дела банальны до нелепости,
А в душах мрачно и нечисто.
В стране живём, как будто в крепости:
Куда не плюнешь – террористы.

Не в розовых красках поэт рассказывает о Родине. Скорее, наоборот, стремится обратить читательское внимание на беды, в которых она находится.

…Расщепили и совесть, и атом –
Увязли умом в мелочах.
Словно гроб с Неизвестным солдатом,
Мы эпоху несём на плечах…

…Превращают честный люд
В обезличенное стадо.
Не дают, а продают
Роли, должности, награды…

…В сердце носим вину
Перед теми, кто умер.
Мы загнаны в угол.
Шулера – словно карты –
Тасуют страну…

…Наш телек – лучшее снотворное:
Ну что за сон без новостей!
У нас дома – дома игорные,
В них власть искусственных страстей…

…Жизнь пронеслась. Сижу устало в скверике.
Страна тасует и вождей, и лица.
Но до сих пор от берега до берега
Болтаемся и не к чему прибиться…

Пресловутая перестройка подкинула столько тем для писателей – лишь не ленись., твори произведения в стихах и прозе, лелея надежду, что твои выстрелы попадут в цель… Орлов, оглядываясь назад в историю, помнит:

…Мы смотрим на мир сквозь фальшивую призму
Чужих интересов и чуждых идей.
Пошли к коммунизму – пришли к дарвинизму,
В пути, из людей превращаясь в зверей…

…Краткий истории курс –
Библия власти вчерашней.
Рухнул Советский Союз,
Как Вавилонская башня…

…Вокруг дворцов – бетонные заборы,
А на помойках – бомжевой аншлаг…

…И шло в зенит над сталинскою Спартою
В Кремле лысоголовое светило…

Поэта тревожит многое, что вылезло из щелей и подворотен. Блатной жаргон теснит нормальную человеческую речь. Отсюда и строки на данную тему:

…Да, немало в песне русских слов,
Но совсем не пахнет русским духом…

Можно бесконечно искать и находить темы социальной направленности, тем белее что они лежат на поверхности и мозолят глаза граждан, ратующих за возрождение былой славы родного Отечества, но… Нельзя забывать, что был фашизм и наши отцы и деды ценою огромных потерь русского воинства сломали ему хребет. Поэтому поэтический долг даже тех, кто родился после войны, воздать должное воинам, принесшим нам мирную жизнь. Борис Александрович находит единственно верные слова в адрес победителей, напоминающие нынешнему поколению какой ценой досталась Победа.

…Разбитый дот. Осколочный металл.
Война давно ржавеет в катакомбах.
Вслепую здесь похоронил обвал
В корнях берёз не взорванную бомбу…

…Чутко у воды дремали доты:
Ни взорвать, ни обойти тропой.
Но во тьме отряд морской пехоты
Здесь на берег выплеснул прибой…

По-своему поэт пишет о защитниках Ленинграда и о тех, кто мечтал промаршировать по улицам города Петра.

…У Невы наткнулись на преграду:
если враг у стен – народ един.
Русский город выдержал блокаду,
но её не выдержал Берлин!..

Поэт прекрасно понимает, что на Родине люди ныне живут далеко не припеваючи, по крайней мере, большинство.

А Родина? Родина манит…
Но ей не поможет елей.
Бурьян, как Махно, партизанит,
Врываясь в деревни с полей.

Ворюги поделят налоги –
Им скатертью будут дороги.
Спят русские беженцы в стоге:
С Кавказа вернулись – домой!

Страну за иудины гранты
В тюрьму превратили мутанты,
Летят журавли – эмигранты
Туда, где теплее зимой.

А Родина? Родина манит…

Преувеличения российских бед в стихотворении автор этих заметок не видит. Правда в нём и… ничего оспорить нельзя.

В разделе «Лучшая погода – непогода», одноимённом с названием книги, читатель найдёт глубокие размышления автора о себе, об окружающих: близких, любимой и, одновременно, о юности, отношении к жизни и смерти, миру, в котором довелось жить: радоваться и горевать, страдать и сожалеть, то есть распахнуть свою душу нараспашку, успев сказать предельно точно о природе и погоде…

…Не стал умней, не стал грубей,
Сомненьем взят в блокаду.
Бросайте камни! Из камней
Построю баррикаду.

Тонул в воде, горел в огне…
И сиры мы, и голы.
А море по колено мне,
Зато беда по горло.

Прежняя афористичность, ясность строк, злободневность раскрываемых тем, что было характерно для Б.Орлова в начале творческого пути по первым поэтическим сборникам, с годами не исчезли. Нынешняя книга, вобравшему себя лучшие произведения, живое подтверждение верности поэта самому себе и Поэзии, тому курсу, который был взят вначале и выдвинул его в ряды Мастеров Слова. Разве можно пропустить строки, наполненные теплом и сыновьим вниманием, повествующие о матери. «…Мама читает Библию тысяча первый раз…» и тут же отношение автора к религии, к которой уже тянется душа. «…Библия – не Конституция, но Основной Закон». Поэту Всевышний диктует строки своеобразные, тонко подчёркивающие высоту и глубину светлого чувства, давно называемого Любовью.

…И на марсианском, и на птичьем
Я пойму тебя по интонации.
Всё равно – от ада ли, от рая ли –
Голос твой… Он словно свет в окне.
Говорю о чём угодно – знаю я:
Это о тебе и обо мне…

…Поманим кошку на колени,
Не будем в комнате курить.
Давай попьём чайку с вареньем,
Нам есть о чём поговорить…

…Мы разные с тобой, но в то же время,
Мы так близки, что не разъединить…

…Два вулкана – клокочем… Обуглены рты.
Словно камни, весомые доводы ищем.
Я сжигал корабли. Ты сжигала мосты.
Между нами – огонь, а вокруг – пепелища…

…Глохнут слухи. Слепнут сплетни.
Нам не надо лишних слов.
Между первой и последней –
Настоящая любовь…

Юность человек оценивает по достоинству, когда она промелькнула.

…Сначала тянулись друг к другу тела,
А после – пугливые души…

Потом уже другое состояние:

…Сначала в любви износили тела,
А после растратили души…

…Мы были для счастья открытыми,
Казалось: весь мир у крыльца…

…Утверждало сердце, как печать,
Чувствами и молодость, и старость...

Да воистину так. Юноша стремится быстрее стать взрослым, а возмужавший человек живёт светлыми воспоминаниями о короткой, словно вспышка – молодости, несмотря на навалившиеся заботы, которых с прожитыми годами не становится меньше… И строки уже рождаются иные:

…На детских лицах свет – небесный,
На лицах стариков – земной…

…Детей в дремоте манит небо,
А стариков зовёт земля…

…Придя с небес, ложимся в землю,
Чтобы воскреснуть в небесах…

Жизненная дорога вряд ли у кого бывает ровной. Кочки и колдобины, крутые спуски обязательно попадутся на пути. Они предстают перед ними в виде утрат, болезней, прочих испытаний и наша задача – их преодолеть, не растерять твёрдости духа. Как раз на эту тему у Бориса Орлова немало ёмких стихов:

…Я был проклят не жизнью, а смертью,
Что за мной приходила вчера…
и
…Проклят смертью – а значит, невольно
Я на долгую жизнь обречён…

…Года, что прожил, собираю в стаю,
Для них болезнь, как баба на возу:
Когда они летят – и сам летаю,
Когда они ползут – и сам ползу…

Вера в жизнь – лучшее лекарство, поэтому поэт пишет:

…Мир прекрасен, словно до меня –
До моей судьбы, эпохи, эры…

…Те, кого люблю, всегда живые.
Лучшая погода – непогода…

…Где ты, любимая? Молишься в храме.
Ты не тревожься, ещё поживу!..

Жизнеутверждающая нота, и она помогает выстоять, оправиться от болезней и… идти дальше, тем более, что:

…Молитвой к небесному раю
Указаны людям пути…

…И так легко дышать, как будто
И жизнь, и счастье впереди…

Невозможно пропустить в книге и яркие образы нашей природы, выписанные умелой рукой Поэта:

…Струится дым из чёрных риг,
Ольха в реке листву полощет.
Сентябрь подкрался, словно тигр,
И незаметно прыгнул в рощу.

Как будто кровь, зарю лакал,
Клыки дождя точил о камни.
И в роще вымокшей мелькал,
Качая пёстрыми боками.

Полнеба тучами затмил,
Листву к реке погнал по склону.
Его я клюквой покормил
С ладони – он меня не тронул…

А сколько ещё других прекрасных строк!

…Кипрей опалил пепелище,
Усыпал кувшинками пруд.
Смысл жизни деревья не ищут,
А просто растут и растут…

…В ледяных осколках зимний пруд,
Сонные аллеи на просушке…

…Луна и солнце – как на коромысле,
Качаются над сумрачным прудом.
Листва бежит по ветру, словно мысли
О чём-то невозможном и родном…

…Ранний март – и праведник, и грешник.
В дружбе с ним и старцы, и юнцы.
И свистят в промокнувших скворечнях
Сквозняки, как первые скворцы…

…Ранний март – разгульный сын весны…

…И, оттаяв, корни, как кроты,
Осторожно раздвигают землю…

…Полдень. Ветви хлопают в ладоши
Листьев, как в театре на премьере…

Настала очередь нахождения в «Черёмуховом раю» – дорогих и памятных для Поэта местах, куда его периодически уводят воспоминания.

…Уезжаю. В грусти сердце тонет.
Долго будет вспоминаться мне,
Словно Богоматерь на иконе,
Мать моя в распахнутом окне…

Здесь прошла юность – светлейшее время в жизни. Здесь всё родное, до боли знакомое даже спустя годы. Здесь начинаются дороги во взрослый мир, а флора и фауна отпечаталась в памяти, чтобы потом по праву войти в стихи, стать лирической приправой при создании поэтических произведений:

…И хриплый голос теплохода,
И предвечерний холодок…
Как предусмотрено природой,
Уходит юность за порог…

…Запах цветов, земляники и дыма.
Лодка. Морщинистый плёс.
Солнышком скатится юность незримо
В рощу берёз…

…Зной. В речке плещется карась
Дождь спрятался в кадушке.
И, словно стадо, разлеглась
Деревня на опушке…

…В лодках, в деревьях, в песке
Юности берег светился.
Ясно, как в тихой реке,
В памяти он отразился…

Лиризм стихов этого цикла очевиден, что говорит об умении Б.Орлова не зацикливаться на произведениях одной тематики, а успешно осваивать новые рубежи, привнося в них характерную лишь для него свежую поэтическую струю, говорящую о сердечности душевных струн, несмотря на жёсткость характера. Однако мягкотелостью от подборки не веет, потому что автор проводит некие параллели между временем, ушедшим и нынешним, причём победа, всё-таки, за первым. Изменилась страна и изменилась деревенская жизнь… Это особенно видно по стихотворению «Живетьево», где поэт родился и воочью, спустя годы, увидел перемены, от которых стало не просто грустно, а горько.

…Живетьево… Зарос и высох пруд.
Нет «пятачка», где наша юность пела.
Другие люди поселились тут,
Которым нет до прежней жизни дела.

Труд с совестью вошли в крутой раздрай,
Взошёл бурьян непроходимой чащей.
Конюшни нет, капустника… Сарай,
Где лён хранился, сломан и растащен…

Где удаль? Где отцов и дедов речь?
В полях растут осины да берёзы.
Но вспомню перед тем, как в землю лечь,
И белый цвет, и ягод чёрных слёзы…

Поэты, как правило, очень ранимые люди. И, как раз у них из-под пера рождаются проникновенные стихи о родителях, Родине, ведь их сердца не очерствели… Борис Александрович с сыновьей теплотой пишет о матери и отце, благодаря которым стал Человеком с большой буквы:

…Доят коров, надев косынки,
Хозяйки в хоре петухов.
И накрывает мама крынки
Моими книжками стихов.

О ветре утро вспоминает,
Спросонья дышится легко.
Стихи чисты, и мама знает:
От них не скиснет молоко.

В стихотворении «Неожиданная пристань», посвящённом памяти отца Александра Евгеньевича, описана атмосфера жилого дома, где поэт жил с родителями и где обстановка ненавязчиво рассказывала о происхождении.

…Дремлет галстук. Дремлет блузка.
Дремлет кошка на окне.
То, что я родился русским,
Этот дом напомнил мне…

Приезды в отеческий дом навсегда впечатлились в память.

…Станет автобус. Тропинкой знакомой
Тени деревьев потянутся вслед.
И засияет над маминым домом
Детская память – Божественный свет…
Там же:
…Мама меряет жизнь не годами,
А моими приездами к ней…

…Я счастлив, что мама жива.
Мне жаль, что отсюда уеду…

Очень уместно в данном разделе стихотворение: «Был моим Пегасом…» Им поэт подчёркивает личную позицию в поэзии по отношению к Родине:

Был моим Пегасом
Рыжий жеребёнок.
Был моим Парнасом
Солнечный пригорок.

Ливни ли босые,
Снежная ли тьма –
Мне видней Россия
С сельского холма.

Горожанин ныне, он в душе до сих пор сельский житель. И хотя малая родина разительно изменилась – надежда на лучшее не исчезла, потому что:

…Звон колокольный.
Хорошо, что в храм дорогу
Не совсем ещё забыли…

«Монолог в смутное время» самим названием настраивает читателя, что в этом разделе стихи будут жёсткие. Открывается он уже достаточно известным в литературных кругах Санкт-Петербурга стихотворением: «Слава не вечна. За славой – позор…», заканчивающимся строка-ми:

….Мы победили на Курской дуге,
Но проиграли в Садовом кольце…

По-своему знаковым, показывающим позицию поэта по отношению к славному прошлому и смутному настоящему. Поэтому автор этой рецензии намерен заострить читательское внимание на примере других, не менее прекрасных стихов. Даже сваленный на больничную койку недугом писатель не сдаётся и находит слова, помогающие объяснить другим людям, что болезни можно победить, коль:

…Прожитые дни, как будто птицы,
Кружатся крикливо надо мной…

И он их прогоняет

…Я с ладони звонкою синицей
Отпускаю в небо новый день…

Лучшего жизнеутверждения не придумаешь!
Размышления о жизни, своём месте в ней, особенно ясно выписаны в стихе, давшем название разделу:

…Я устал от людей… Я устал
Падать в чьи-то глаза, словно в лужи.
Я не памятник. И пьедестал
Мне не нужен.

Ветер – сплетен, как снегу надул.
И за плечи нахально облапал.
Дайте сесть… Нет, не в кресло – на стул
Или на пол.

Кто-то дышит в затылок, толкает в кювет.
Жизнь – игра в догонялки и прятки.
Бьют за то, что родился на свет…
Я встаю. Всё в порядке!

Да, кое-кого завистники могут вывести надолго, если не на совсем, из равновесия. Но, не Орлова. Сильная натура и в моменты давления не сломается, несмотря что:

…Содрана душа… Чему молиться,
Если ничего святого нет?..

Поэт на примере Плиния-младшего показывает деяния нынешних «прокураторов».

…Нам не служат правдою и верою
Консулы. За ними – пепелища.
Пусть уж лучше ничего не делают,
Чем в азарте обирают нищих…

То есть, читая Плиния, усмотрел в нём, провидца, предчувствовавшего в какой кутерьме окажутся потомки. Душевные неравновесия заставляют создавать произведения на грани фола, хотя и вполне на литературном языке без ненормативной лексики, с которой ныне подружились некоторые прозаики и поэты.

…Выплеснусь в ментальный мир пророчеств
И закрытых временных эпох.
Город – коммуналка одиночеств.
Всходят стройки, как чертополох…

…Тоскуя об утраченной Отчизне,
Попью чайку и вьюге подпою.
Я, русский пилигрим, устав от жизни,
Ищу покой в заснеженном краю…
(т.е. в деревне. Прим.А.Б.)

…Рассадник ревности и сплетен –
Районный центр. Он не заметен
На карте мира – мал масштаб.
Село – один сплошной ухаб,
А выше всех удельный князь.
Споткнёшься – вляпаешься в грязь.
Здесь свой уклад и свой акцент,
И всё ж люблю районный центр…

Такая обстановочка во многих райцентрах России. Но если ты там живёшь, всё равно его любишь.

Поэту хочется в творчестве охватить не только малые бытовые проблемы, типа взаимоотношений в семье, тяги людей к «горькой» из-за потери стержня в жизни до более государственных (развал флота…) или даже глобальных… Он стучится строками стихов в сердца современников и очень хочет достучаться, взяв зачастую если не в проводники, то в напарники самого Всевышнего. При этом веры в добрые перемены, хотя бы в будущем, не теряет. Лишь абсолютно аморфный читатель не сможет понять и оценить по достоинству попытки достучаться:

…Он пьёт, спиртное не любя.
Забыт и враг, и друг.
Глаза, глядящие в себя,
Не видят мир вокруг…

…Мы как две обговрешие спички.
Наша спальня – пустой коробок…

…Потёртая курортная особа
За лейтенанта замуж собралась.
Ему клянётся в верности до гроба,
Натешившись с полковниками всласть…

…Выпьем – на груди тельняшку рвём:
Совесть не залечишь, словно рану.
Корабли сдаём в металлолом,
Уходя в таксисты и охрану.
Ствол к виску – и падаем пластом,
В мозг приняв не шарики, а пули.
Голубым Андреевским крестом
Не спасли флот, а перечеркнули…

…Планета пущена на слом:
Нас подвела идея фикс.
Не нужен нам Харон с веслом.
Переплываем кролем Стикс.

Разрушим и ОВИР и МИД.
Не устрашат ни норд, ни вест.
Без визы путь открыт в Аид,
Там хватит всем рабочих мест.

Нас жизнь не сделала умней…
Разбив планету, как нейтрон,
Мы ожерельем из камней
Раскрутим новый Фаэтон.

Не менее актуальная тема в стихе: «Кто с гармошкою, кто с гитарою»…, где высмеиваются «православные литераторы» «…Ибо не ведают, что творят». И, всё-таки, всё-таки…

…Встанут храмы – оживёт Россия,
Дети запоют, как соловьи.
Наша жизнь – не в злобе и не в силе,
А в смиренной вере и любви…

…Людей вокруг вы по себе не мерьте,
У каждого из них – своя беда.
И недругам не пожелайте смерти –
Бог знает Сам, кого убрать когда…

…Дай, Господи, здоровья всем врагам
Моим, а мне покоя и терпенья…

Названия разделов в книге не избитые, но уже привлекают читателя. Вот и седьмой раздел «Река и речь текут по-русски» проливает на сердце бальзам, хотя в большинстве произведений боль утрат об ушедших в мир иной поэтах, элементы самобичевания, ирония… но та же искренность, что характерна для творчества Орлова, образность, а если сказать в двух словах, то показана жизнь без прикрас. Тёмной ночью свет даёт луна и бодрствующий автор делает неожиданный вывод, говорящий о недремлющем вдохновении, коли по бумаге побежали строки:

…И заблестит жемчужиной луна.
И вдруг поймёшь: не каждого приветит
И этот столб, и площадь у окна,
И ангел над колонной в лунном свете…

Не остались без внимания регулярные осадки в граде Петра:

…Нева – дождей ущербных Мекка,
Им наплевать на лес и луг.
Из девятнадцатого века
Дожди приходят в Петербург…

Воспел поэт и белые ночи, отдав им должное:

…Свет над водой раскачивает зданья,
В листве парят и мрамор, и гранит.
Но город не теряет очертанья
И с вечностью на равных говорит…

Выпускник Литинститута непременно вспомнит пору ученичества у мэтров поэзии и тем самым поведает о себе и сокурсниках, как начинали путь в отечественную литературу.

В общежитии Литинститута

Бутылка водки. Четверть каравая.
В столе – черновиков нервозный сор.
Мы ехали в «общаге», как в трамвае,
В поэзию на рельсах жёстких ссор.
Ни светофоров впереди, ни стрелок…
Лишь был шлагбаум – ректора рука.
На кухне – нимбы газовых горелок,
А коридор – кремнистый путь в века.

Есть у Б.Орлова стихи, написанные как бы от имени других поэтов, почитаемых им – Н.Гумилёва, С.Есенина…

…Вспыхнет порох. Взметнутся над крышей
Птицы – вестники чёрных облав.
Ну, а выстрелы я не услышу,
Как в горсти, пули в сердце собрав…

(«Расстрел»),

…Сплетни кружатся, как вороньё
(«Между чёрным и белым контраст»).

Даже в стихах, где главные героини – женщины, поэт повествует о поэзии, ибо она – главная его Любовь.

…Поэзия… С нею тебе изменял.
Прости, но она многолика…

В стихотворении, посвящённом самобытному известному в Питере писателю Ивану Стремякову, автор рассуждает о роли и месте поэта в жизни.

…У каждого своя особая судьба,
Но выверенных троп у нас не очень много
Напуганный поэт покорнее раба,
Прикормленный поэт похож на пса цепного.
У каждого судьбой отмерен жизни срок:
Все судьбы, как дворы – зияют! – проходные.
И только тот Поэт, кого отметил Бог,
Над кем единый Бог, а не цари земные…

Однако любовная лирика в этом разделе есть, как и матушка-природа. Метафор, эпитетов при создании таких стихов более достаточно, как и сравнений, гипербол.

…Стройные классические ноги.
Но такое мёртвое лицо…

…Характеры остры – жизнь не бывает раем.
А женщины-костры, в которых мы сгораем…

…Маятник время пинает,
Будто лихой футболист…

…Любовь парила, как мираж в пустыне,
И разлетелась золотым песком…

…И смотрела твоими глазами вода
На меня из бездонных глубин…

…Я брал под козырёк, но потерял страну.
От бед не уберёг я женщину одну…

…Июль прополз, дыша горячей пастью…

…Склевали юность соловьи,
А зрелость вороны клюют…

…Завернётся вечер в звёздный плед…

…Ладонью – недоразвитым крылом –
Глаза закрою, чтоб не видеть свет…

…И яблоком созревшим упадёт
На грядку краснобокая луна…

…Рыщут вьюги по улицам белым
Шустрым выводком тощих волчат…

…За мной луна шпионит. Но зато
На стреме ветер. Он хороший парень…

…Бодаются кусты. И ночь горчит…
И т.д.
А «Река и речь текут по-русски,
А листопад впадает в дождь…

…А главная строка – среди неглавных строк…

…Если жизнь тяжела, то и смерть не проста.
Всходит солнцем над храмами Божий лик.
И приводит нас к истине путь Христа,
Остальные дороги ведут в тупик.

Ты зачем петлю надеваешь, поэт,
Или ешь снотворное, выключив свет?
Тяжело умирать, если жизни нет,
Но легко доживать, если смерти нет.

Заключительный раздел – «Вечная тема» и в нём стихи религиозной направленности. Дорога к Богу у каждого своя. В зрелом возрасте многие соотечественники обращаются именно к Нему. Насколько это получается у Б.Орлова читатели увидят из заключительного цикла книги избранных стихов.

…Православный… Без жертвенных пугал.
Не суннит, не буддист, не хасид.
Загоняйте меня в тихий угол,
Но лишь в тот, где икона висит.

Если вы не пытались рабами
Сделать нас, почитающих Русь,
Я не стану рвать глотки зубами,
А смиренно за вас помолюсь…

Вот она позиция торящего тропу к храму. Поэт стремится при воплощении «Вечной темы» преподнести читателям не только собственное отношение к религии, но и окантовать размышления реальной действительностью, окружающей мир людей: природой, погодой, конкретными персонажами, образами и словами, свойственными заданной теме.

…Бесплатный ветер студит плоть.
В лесу хозяйничает эхо –
Ему пространство не помеха.
Мир спит. Не спит один Господь…

…Безгрешная душа крылата,
А грешная душа мертва…

…В сердце словом, как электротоком,
Бьёт… И слёзы катятся дождём.
Наша жизнь – душа в разлуке с Богом:
От Него ушли, к Нему придём…

…Свет и счастье… Как во время оно,
Прихожане все – моя родня.
И святые лики на иконах,
Словно предки смотрят на меня…

Умение связывать прошлое с настоящим – характерная особенность творчества Бориса Орлова, отчего произведение выигрывает заведомо партию у читателя, притягивает в число поклонников поэзии и, не исключаю, что служит пропуском для всех желающих в христианский мир. В стихе «Вышло солнце – и тучи померкли…», посвящённом Отцу Анатолию (Денисову) та особенность отчётливо видна.

…Всех усопших земля приютила –
Спят в ней прадеды, деды, отцы…
И звенит в русской церкви кадило,
Как на тракте звенят бубенцы.

Здесь в молитве встают на колени,
Повторяя святые слова.
В этой сельской округе священник
Ближе к людям, чем грешный «глава».

Тонко и точно подмечено в заключительных строках, кто порою в селе пользуется авторитетом.

Сердце Поэта не может смириться с потерей матери, что говорит о сыновей привязанности к женщине, давшей ему жизнь:

…Дождичек вымыл рамы.
Слёзы бегут из глаз.
Вот и не стало мамы
В тихий Медовый Спас…

…Мама умерла. Закрыл глаза
Маме. И часы остановил…

…Ах, ты, мамочка, мама милая!
Шум берёз над твоей могилою…

…К чему вернулся? И отец, и мать
Лежат в земле. Сгорел, как свечка дом…
К чему вернулся? Словно блудный сын,
Стою. Как слёзы, падают слова…

Не менее проникновенные строки читатели найдут и в других стихотворениях, где поэт говорит, то страстно, то со щемящей печалью особенно о нынешнем времени. Например, в стихе «Горячие холмики. Сосны. И свет с высоты…», он, рисуя словами картину кладбища, обращается к живым:

…Трава зашуршит – запоёт колыбельную мать.
И ангельский ветер погладит незримой рукою.
Зачем суетиться, собратьев руками толкать?!
Всем хватит под соснами вечности, счастья, покоя…

Деревенский по месту рождения, Борис Александрович с болью пишет об угасающих сёлах, о людях, что покинули малую родину.

…Округа жизнь смиренно принимает.
Безлюдье. Нищета. Печальный вид.
Прихрамывает бабка. Дед хромает.
А совесть крепко на ногах стоит…

…Так и случилось… Ничего нет горше,
Чем запах гнили в брошенных сенях.
В день Троицы людей увидишь больше
На кладбищах, чем в русских деревнях…

…Помнят здесь старинные законы
И по-русски просто говорят.
А старухи в чёрном, как вороны,
На скамьях осиновых сидят…

Даже в таком разделе Поэт не забывает включить в стихи хотя бы строки социальной направленности по простой причине: те, кому они адресованы – ключ к разгадке всенародной беды:

…И не зарастёт страна мытарств
Для вождей, возросших на коварстве.
Сотни параллельных государств
Существуют в нашем государстве…

…Искушенье народа – нет хуже напасти:
Продаётся душа, чтобы тешилась плоть.
Квартиранты Кремля не управились с властью –
Православною Родиной правит Господь!..

Можно бесконечно цитировать стихи Б.Орлова – русского поэта-современника. А приводимое ниже восьмистишие считаю его автопортретом, в котором все мазки подобраны умелой рукой Мастера:

Холодно и сыро. Солнце тускло
Светит. Имярек – безродный век.
Я родился русским, жил по-русски
И умру как русский человек.
Отпоют священники и ветры.
Прах. И ляжет крест на аналой.
Я хочу, что два квадратных метра
Оставались русскою землёй.

Послесловие строгого редактора Ирэны Сергеевой краткое, но ёмкое по смыслу. Не будем оспаривать её позицию – не сторонника предисловий. Но ведь и в послесловии она отметила профессионализм и талант поэта Орлова и тем самым подтвердила, что он – яркий Мастер. И столь ли важно, в начале или в конце книги о нём сказаны добрые Слова. Великий русский писатель, основоположник литературы соцреализма и родоначальник советской литературы М.Горький высказал такую мысль: «Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом – это даёт красоту и силу ему» (Собрание сочинений, т.XXIX, стр. 278, М., 1949-1955 г.г.)

Эта кровная связь с народом в творчестве Б.Орлова зримо просматривается от одного сборника к последующему. Любой читатель её обязательно заметит.

Автор: Анатолий Бондаренко